13.05.2015 Сплав экстремальный, веслоломательский, пещеронаходительский по Режу

Автор: Екатерина Малагалеева
Сплав экстремальный, веслоломательский, пещеронаходительский по Режу

Запланированный сплав по Режу с 1 по 4 мая являлся логичным завершением сложнейшего апрельского марафона – учеба, зачеты и экзамен в спелеошколе, спешное дописывание диплома, подготовка и сдача госов, защита диплома. Я завела календарь, весь заполненный событиями, и каждый вечер торжественно зачеркивала прошедший день. И вот тридцатое апреля – кипиш дома и в институте. В институте успешная защита, небольшая пьянка в кафе, дома беготня и сбор вещей (как бы чего не забыть!), отъезд Агаты к бабушке.

Фухх! Первого наконец-то пакуемся в багажник, собираем экипаж и едем в Реж, где воссоединяемся с другим экипажем. Пока пластаем на берегу окрошку, водители отгоняют машины, а погода так и шепчет. Жара несусветная, начинаю думать, что зря не взяла шорты и купальник. У моста, где традиционно начинается сплав, ажиотаж. Переживаем, как бы найти вечером место для стоянки, но, оказывается, зря.

Начало сплава истинно матрасное. Плывем не торопясь, зорко поглядывая по сторонам, первым замечаем Белый камень. Наверно, скал, которые имеют названия, и по которым мы можем сориентироваться, по пальцам можно пересчитать, и эта скала одна из них. Заодно, поскольку мы ж с мужем выпускники спелеошколы (гы-гы-гы), ищем пещеры, какие попадутся. Попадаются, одна из первых — малюсенькая протяженностью метра четыре, в которую можно вползти и полежать там в свое удовольствие. Обратно только кормой вперед – не развернуться там.

Следующей пещерой, мимо которой не промахнуться, является Першинская первая. Вход в нее таких размеров, что ее и с воды видно. По берегу бегает молодой бультерьер, который радостно встречает нас. Мы настолько самонадеянны, что в пещеру даже не берем фонарей. Светим, как псевдоспелеотуристы, телефоном, выясняем у хозяев бультерера, что рядом «никаких пещер больше нету, это единственная наша достопримечательность» и гребем дальше.

Ниже моста в Першино спускают на воду катамараны, там же становится повеселее – небольшой перекат освежает и разнообразит сплав. Мост в Першино, видимо, сносит или сносило весенним паводком. На нем лежат огромные каменные глыбы, чтобы не уплыл.

По ходу нашего сплава на скалах полно писаниц, но поскольку искали мы их очень невнимательно, то и проплыли все без исключения. Ну, возможно, одну видели – наклонные линии красного цвета, а остальные благополучно прошли мимо.

Голендухинскую пещеру нашли чисто случайно. Увидали по левому берегу какую-то дыру и припарковались посмотреть, что и как. Оказалось, что дыра – это грот, а за углом» спряталась Голендухинская пещера. В этот раз мы не поленились и сбегали за фонарями, каской и топонабором. Справа у входа в пещеру огромный раскоп, а саму пещеру облюбовал какой-то зверь. Вонища зоопарком жуткая. От нас потом самих воняло довольно долго. Пока топили, ждали, что какой-нибудь барсук или куница тяпнет за нос. А Макс снял с себя двух клещей.

Ниже деревни Голендухино на левом берегу видна с реки поляна, на поляне какое-то странное сооружение, типа сцены, какая-то невысокая смотровая вышка, туалет, стол из жернова и мангал. Чуть подальше родник с радоновой водой.

Поскольку ранее уплывшие уже начали «забивать» стоянки, решили тоже где-нибудь тормознуть, в результате тормознули на правом берегу, недалеко от радонового родника. Хорошее оказалось местечко, костровище, печка с камнями для походной бани, бревнышки, дрова, даже банка с помидорами, вот только солнце утром светило на другой берег.

С утра собрали разбросанные по всей стоянке вещи, набрали про запас радоновой водички и стартанули. Узрев справа красивые скалы, полезли наверх, рассыпавшись по склону. Зная, что змеи ужасно любят погреться на солнышке, я ползла по склону, внимательно осматривая окрестности, чтоб не встать какой-нибудь змеюке на хвост или голову, и вдруг совершенно случайно вижу то, что не видала вживую никогда! Ну, вот не видала и все! малыши стоят на солнышке, доверчиво раскрывшись солнышку, а те, кто не раскрылся, оказались такими пушистиками. Да, это они – первые подснежники! Орала как блаженная: «Все сюда! Тут подснежники!» Экипажи подтянулись и долго любовались первенцами весны. Оказывается, подснежники ничем не пахнут. С трудом оторвавшись от пушистых желтых малышей, рассортировываемся по лодкам и спешим дальше. А дальше у нас Глинское. По пути один из экипажей ломает весло. Не фатально. Похоже на то, что кто-то тяпнул весло зубами. Торжественно называем этот экипаж «Укус пираньи».

В Глинском, говорят, есть магазин и искусственный водопад. Часть сплавщиков отправилась смотреть водопад, часть – в магазин. Найти водопад просто – видим слева мостик через речушку, и топаем вдоль этой речушки за автомобильный мост. Как раз и доходим до водопада. Хоть он и рукодельный, но симпатичный.

После Глинского где-то в районе Чепчугово натыкаемся на красивую скалу с большим гротом. Грот для энтузиастов, высоковато над водой, а веревки у нас мало. Обходим скалу, и с другой ее стороны видим еще две пещеры. Одна тоже осталась на потом – в резиновых сапогах неудобно лезть скальник.

И вот добираемся до автомоста трассы Реж-Алапаевск. Перед мостом на берегу стоит плот, с плота кричат: «Эй, на «Беде»! За мостом слева порог!» Благодарим за информацию, и двигаем дальше.

За мостом паркуемся и идем посмотреть порог. Это даже перекат с порогом. Выглядит страшновато для лодок. Каты, наверно, пройдут и не чихнут. Дружно решаем не проходить его, а обойти правой протокой, там, где поспокойнее. Макс решает рискнуть все-таки, высаживает Сашу, запечатлеть историческое событие. Мы тоже дружно выстраиваемся на берегу, снимать видео и фото. Макс благополучно проходит порог, распевая частушки и начерпав воды. После такого молниеносного прохода снова совещаемся, садимся по местам и... идем прямо на порог.

«Укус пираньи» идет прямо перед нами. Видно, что что-то там с ней происходит, она замедляется перед порогом, а потом ухает вниз, набрав воды. Мы проходим играючи по самому гребню, результат – вода в лодке, мокрые от ушей до хвоста. А «Укус пираньи» что-то орет с берега. Оказывается, что перед самым порогом, на перекате у них сломалось второе весло. Причем, теперь уже фатально. Лопасти просто нет.

Пока чешем в затылках, раздумывая, что делать, мимо по правой протоке проходит кат. Дружно решаем, что это «фууу!!!», а мы «молорики!».

Приходится брать лодку на буксир, хотя это очень неудобно. Мало того, что медленно, так еще и таскает в разные стороны. Появляются варианты решения проблемы: грести разделочной доской, привязать лопасть веревкой, самое страшное – закончить сплав. Но на горизонте возникает поваленный забор. Высаживаемся и начинаем искать подходящую доску. Находим две. К сведению: топора у нас нет, просто забыли в машине. На помощь приходит складная пила, гнутые гвозди и камень. Мастерим два весла. Гребли же как-то люди раньше деревянными веслами! И плывем дальше.

Дальше ищем Сохарёвскую пещеру. По примерному описанию она находится на правом берегу реки, в районе деревень Сохарёво и Жуково. Как-то размыто звучит. Высаживаюсь на берег, углядев с берега какую-то дыру, обнаруживаю, что дыра – это какой-то малюсенький гротик и бреду вдоль скал. Когда терпение искать заканчивается, совершенно случайно натыкаюсь наконец на Сохаревскую пещеру, спускаюсь к воде и ору, как потерпевшая: «Она здесь! Давай сюда!». Экипажи подтягиваются ко мне. Берем топонабор, фонари и шлепаем снимать пещеру. Вонища зоопарком еще та, хуже, чем в Голендухинской. Хозяев дома тоже не оказалось, оказались только кости, чья-то черепушка с острыми зубами и кучки костей. Нашли чьи-то раскопы, хотя догадываемся, чьи J, милый гротик, обозванный нами «Снежинка» и две кольцовки, по совместительству – запасные выходы хозяина пещеры.

Вонь зоопарком преследует нас до самого вечера, пристраиваемся на симпатичную полянку, мимо которой бежит бодрый ручеек. При осмотре истоков ручейка находим две большущие трубы и бобровую плотину. Из ручейка воду брать не будем. А бобры, возможно, нас не посетят ночью.

Бобры ночью не посетили, вроде бы. Но зато обращаем внимание на какой-то низкий протяжный гул, не прекращающийся ни на минуту. Поломав голову, все-таки уснули. Ночью был дубак, да такой, что даже в зимнем спальнике стало холодно. Утром оказывается, что в котлах замерзла вода. Собираемся, трясясь от холода, и идем дальше. Буквально через километр разгадка непонятного гула – мы проплываем заброшенный лагерь «Сокол», остатки моста от него к противоположному берегу и непонятную постройку, гул несется из нее. Похоже, там трансформатор.

Впереди деревня Липино. Где-то там находится Липинский камень и Липинский лог, в котором, говорят, полно древних окаменелостей – морских лилий, кораллов, брахиопод и пр. Честно говоря, с моими «успехами» в географии, это «где-то там» – стопроцентная гарантия того, что мы проплывем все это великолепие мимо. Так, в принципе, и оказалось. На будущее – Липинский лог – это там же, где Липинский камень, перед самим камнем. Зато на Липинском камне мы проявили чудеса акробатики, вскарабкавшись по склону, полюбовались на арку и нашли обещанную пещерку, очень симпатичную, с красивой натечкой.

Далее на пути встречается не скала, а даже целая крепость, очень похожая на крепость на реке Исеть. Только там она называется Заячья крепость, а вот про эту мы так ничего и не смогли узнать.

За крепостью-скалой, за поворотом открывается красавец Мантуров камень. Шикарный вид на излучину реки. Паркуемся, прихватываем с собой термос и перекус и вползаем наверх – полюбоваться красивущим видом и поесть. По преданию, скала получила название по имени Парфена Мантурова, одного из основателей села Мироново. Погиб он в 1663 г. во время нашествия кочевников. Жена его попала в плен, а Парфен погиб в схватке.

Ниже по течению подвесной мост, который почему-то нарекли «мостом желаний». Говорят, что надо встать на середину моста и загадать желание. Желание будет унесено рекой к Деду Морозу, вот он его и исполнит. А мы, такие неверущие, идем дальше.

Напротив Мироново, видная с воды, пещерка-дырка. Сквозная. Опять же останавливаемся и лезем посмотреть. Сверху видно село Мироново и церковь, если не ошибаюсь, Георгиевская.

Между делом тут и там начинаем замечать катамаранщиков, заканчивающих сплавы. А мы идем дальше и натыкаемся на целый ряд грибов! Грибы-мухоморы деревянные, а за забором, похоже, детский лагерь. Этот действующий, все чистенько, развалин не наблюдается. Вот только моста почему-то нет. Грибной берег остается напротив деревни Бучино, там же пакуются очередные сплавщики.

На пути деревня Гостьково. И опять «где-то там» есть пещера Гостьковская и Гостьковская писаница. Ориентируемся по описанию, где сказано, что пещера находится напротив одного конца деревни, и писаница – другого. Высаживаемся на берег и ищем что-нибудь. Заодно у местных выясняем, что на другом конце деревни будет родник, в котором надо обязательно пополнить запасы воды. Пока один экипаж бегает в магазин,  второй с третьим бродит по берегу и ищет «что-нибудь». Наконец, Женя решает прогуляться по берегу дальше, а меня отправляет на лодке вплавь параллельно берегу. Гребу, третий экипаж где-то отстал, Женька скрылся в лесах, тишина полная. Перед поворотом реки решаю все-таки тормознуть, и лезу в гору. И сразу натыкаюсь на пещеру! Вот она, родимая! (Видать, чутье спелеолога, опять не подвело J). Вот только писаница осталась за нашими спинами.

Гостьковская пещера довольно интересна. Похоже, что частично она искусственного происхождения – в ней два колодца с искусственно выложенной бревенчатой кладкой, заполненные водой. Уровень ее намного превышает уровень воды в реке.

Благополучно проходим мимо очередную писаницу и любуемся скалами с причудливыми очертаниями – вот чей-то профиль, а вот сидящий индеец. В одной из скал ниже Гостьковской пещеры видна дыра. Лезу наверх и обнаруживаю пещеру. Ход в ней ровный, но поскольку мы очень торопимся, да и компании мне никто не составил, ограничиваюсь поверхностным осмотром, не углубляясь внутрь. Пещера похожа на нору какого-нибудь червя. Зверем не пахнет.

Проходим перекат у Раскатишинского камня. Перекат сложноват, но после Сохаревского это уже тьфу дела, тем более есть запасное деревянное весло!

Незаметно проходим мимо скал Семь братьев, которые находятся на территории курорта Самоцвет. К реке они выходят торцом и целиком не видны. Зато на торце хорошо видны «писаницы» людей современных. Все время думаю, кто они, эти люди, не поленившиеся притараканить с собой краску, влезть черте куда и написать вечное «Здесь были мы!».

В конце территории курорта Самоцвет, на противоположном от него берегу стоит Дунькин камень. С названием связана легенда, как обычно связанная с несчастной любовью. Жили-были Иван да Дуня. Полюбили они друг друга, настала пора свадьбы. Поехал Ваня в город за покупками, да повстречал там одну красавицу, влюбился в нее и забыл свою Дуняшу. Сбросилась Дуня со скалы, где часто сидела с Ваней в мечтах о счастливом будущем. С тех пор скала и зовется Дунькиным камнем.

Следующий камень не очень и высок, но знаменит уже не легендой, а историческим фактом. Останавливался в Арамашево Мамин-Сибиряк, и любил он сидеть на этом камне и работать. А по нам, так он очень похож на жабу. Называется Мамин камень.

За Маминым камнем, за поворотом показывается церковный камень в Арамашево. На его вершине стоит Казанская церковь. Построена была в 1800 г. В 1929 г. была закрыта. Сейчас церковь выглядит новехонькой. То ли так тщательно отреставрировали, то ли просто снесли старую, да и выстроили новую. Но никакого налета старины не осталось. Внизу под скалой наткнулись на памятную табличку. Погиб здесь в 199-каком-то году какой-то парень. Табличка уже настолько рассыпалась от старости, что пришлось собирать ее, как мозаику, по кусочкам. Но не все кусочки были найдены.

На ночевку мы останавливаемся у Шайтанского камня. Никаких странных звуков и огоньков замечено ночью не было. Поляна у камня изумительная, местные не беспокоили. Зато над лесом висела шикарная луна – огромная, полная. Растягиваем крайние моменты сплава. Завтра уже будем паковаться и поедем сначала в Реж, а потом домой. Но перед отъездом домой нас ждет шикарнейшая баня, вкусный обед и гостеприимные Сашины родственники, которые все нам это (и баню и обед) и организовали. Спасибо им!

Итог: пройдено 67 км, поймано 2 клеща, сломано 2 весла, встречено 2 ондатры, толстый уж и бобр, пролазано 10 пещер, пропущены все писаницы.

Вывод: сплавиться по Режу еще можно и нужно, чтобы пройти Сохаревский порог, поискать еще пещеры, найти все пропущенные писаницы и добраться до Коптелово. На этом пока все.

Фото