27.10.2016 Заметки юного спелеолога: повесть об осеннем калейдоскопе открытий и о том, как пещера назвала сама себя.

Автор: Екатерина Рублева
Заметки юного спелеолога: повесть об осеннем калейдоскопе открытий и о том, как пещера назвала сама себя.

В сентябре 2016 года Свердловский городской спелеоклуб совместно со спелеодайверами предпринял очередную вылазку на север региона. Конечно, главной целью были работы в пещере Таежной – продолжение исследования подводного грота и топосъемки сухопутной части, расстановка реперов, маркировка входа. Однако с самого начала выезда стало понятно, что у Вселенной на нас были свои планы.

Выезд мы запланировали давно: еще весной, во время мартовской экспедиции в пещеру Таежная. В тот выезд была проделана большая работа: проложен ходовик по периметру подводного грота им. Владимира Киселева общей длиной более 200 метров, уточнены участки карты сухопутной части пещеры, достигнута общая глубина пещеры 101 метр.

Вдохновленные успешным окончанием мартовской экспедиции и открывающимися перспективами, мы заранее договорились о датах, чтобы спланировать отпуска, и подумали о составе рабочей группы.

И разумеется, за пару недель до запланированного выезда состав группы участников кардинально поменялся и сократился до критической массы в 8 человек. А чтобы интереснее было планировать логистику, группы по двое-трое человек собирались приезжать и уезжать разными дорогами в разное время.

Но заявление об отпуске со скрипом, но подписано, поэтому решено, что выезду – быть! А сложности, вызванные обильными осенними дождями и непростой логистикой, было решено устранять по мере их поступления. Поэтому 17 сентября первые две машины маленькой экспедиции скрылись в стене тумана по направлению к Ивделю.

Руководил всем этим безобразием бессменный Женя Цурихин. Политика группы была очень проста – действуем по обстоятельствам, поскольку слишком много факторов могло повлиять на ход событий. Конечно, намеченные дела в Таежной были запланированы и сделаны, но все остальное было отдано на волю лучшего стратега всех времен и народов – природы. И она нас не подвела!

В состав участников экспромта вошли: Евгений Цурихин, Юлия Устинова, Олег Панов, Константин Хмельков, Екатерина Рублева, Андрей Рублев, а также спелеоподводники Максим Козионов и Павел Ковалев со своим оборудованием, часть из которого (спарку) хочется выделить в отдельного и довольного вредного участника группы, который очень не хотел покидать пещеру.

Оглядываясь назад, могу заметить, что 10 дней экспедиции лично для меня разбились на 10 совершенно разных этапов, каждому из которых было свойственно новое место, новый состав группы, новые работы. Но дабы не утомлять читателей деталями, я ограничусь тремя главами моей небольшой повести.

 ***

ГЛАВА 1,

 в которой рассказывается о главной опасности осенних лесов и о первых медвежьих знаках

Итак, 17-ого сентября первые две машины маленькой экспедиции скрылись в стене тумана по направлению к Ивделю. В автомобилях были замечены: водители – Устинова Юля и Рублев Андрей, пытавшиеся довезти экспедицию до места работ в целости и сохранности, Цурихин Женя и Рублева Катя, выполняющие роль неутомимого ди-джея и главного по навигатору, а также Хмельков Костя и Панов Олег – главные по вкусняшкам. Хотя я уверена, что мы с Костей перепутали свои роли :)

Воспользовавшись отсутствием подводной братии, которая должна была приехать только к вечеру 19-ого, мы решили в первый вечер заночевать на речке Талице. Планы на следующий день были вполне конкретные: осмотреть скалы на реке Северная Талица от Голубого озера до устья реки Степановки и посмотреть на саму Степановку, которая на карте обозначена пересыхающим руслом.

Сказано – сделано. Весь день 18-ого сентября мы провели в лесу, сполна окунувшись в дебри Урала с его буреломами, скалами и живописными видами.

Отдельно хочется рассказать о рукотворном Голубом озере – результате немыслимого труда заключенных, работавших на лесозаготовках для Ивдельского гидролизного завода. Помимо создания рукотворной плотины ими был выбит настоящий каньон в скале для спуска воды с бревнами до самой Лозьвы. Страшно подумать, какого труда стоило это сооружение, ныне стоящее заброшенным и забытым. И глубже в лесу, на реках, до сих пор можно найти остатки деревянных плотин, служащих для аналогичных целей.

Голубое озеро. Фото Юлии Устиновой.

Живая иллюстрация не самых популярных страниц истории стережет там на каждом шагу и заставляет вспоминать, обсуждать, раздумывать и – сопереживать людям той эпохи, закинутым на тяжелые работы в лесную глушь. Много в стране осталось сиротливых свидетельств эпохи, и немалая часть из них – на Северном Урале.

Передвижение по таежному маршруту сильно осложняли упавшие после пожара 2010 года деревья, успевшие за минувшие 6 лет прогнить и покрыться скользким покровом мха, а также периодически трещавшие под кем-то тяжелым кусты (наверное, лось, хотя обилие ягод наводит на мысли о лесном мишке).

К сожалению, осмотр скал на Северной Талице показал, что пещер в них нет – известняк оказался плохо карстующимся. Русло реки Степановки было сухим, вода в реке уходит под землю где-то выше по долине реки. Впрочем, примерно в 1 км от устья по левому берегу Степановки были обнаружены несколько небольших провалов и воронок.

По предположению Жени, вода Степановки перетекает под водоразделом в соседнюю долину, где в 300 метрах севернее моста через Талицу разгружается в крупный восходящий карстовый источник с расходом воды порядка 150 – 200 л/сек. По всей видимости, вода в этом источнике – и есть заплутавшая в подземельях вода Степановки. И именно эту воду мы пьем перед каждой экспедицией в здешние края, замещая в организме «молекулы городской воды» на «молекулы правильной воды».

В этот же день нам наконец-то удалось найти и отснять пещеру Зебра, обнаруженную еще в 2014 году. Длина пещеры составила 16 метров, глубина — 7 метров, а вот насчет абриса мнения участников съемки разделились – то ли червяк, то ли носок. Но точно не зебра.

Но, конечно, главным препятствием для пока еще городских жителей в осеннем лесу были не буреломы и даже не мокрые скалы. Удивительные пространственно-временные эффекты, которые преследовали нас весь день, были связаны с аномальным количеством спелых ягод брусники, голубики, черники, водяники, костяники, смородины, рябины и шиповника. Главным виновником бед, разумеется, были первые три. 

Danger! Фото Юлии Устиновой.

Казалось бы, наклонился, провел ладонью, набрал полную горсть брусники и собрался продолжить разговор с соседом – и вдруг выяснил, что сосед уже углубился на 400 метров влево, а ты идешь вообще по другому азимуту вглубь леса. Чудеса!

И это я промолчу про полянки манящей голубики, на которой вся группа, как во временнОм болоте, теряла часы, жадно пылесося ягодный ковер и улыбаясь друг другу жутковатыми синими улыбками. И ведь каждый думал, что вот эта – точно последняя, иначе я просто лопну! Группа еле-еле вырвалась из цепких объятий лесной сокровищницы, уже в ночь добравшись до Вижайской турбазы. А в глазах все еще мерещились наливные ягодки… 

19-ого сентября, в ожидании дайверов, мы решили завершить топосъемку расположенной неподалеку от базы пещеры Вижайский Камень, найденной еще в 2008 году. С 2008 года и до момента нашего приезда в пещере побывали всего дважды, так что очень приятно было начинать день с новенькой – почти с иголочки – большой пещеры.

Прогулявшись по священным мансийским местам и решив пока не приносить в жертву девушек («Их всего две, а нам еще готовить 8 дней» – здраво рассудила мужская часть группы), мы дошли до входа в пещеру. И с неприятным удивлением обнаружили, что рядом с пещерой проводились какие-то строительные работы, а сам вход чудом не завалило землей! Впрочем, качественно завалить вход еще надо постараться: сразу под довольно небольшой входной дыркой начинается 20-метровый отвес пещерного бутылочного горлышка.

В процессе топы мы отсняли 49 метров, общая длина пещеры достигла 260 м. Помимо топосъемки удалось пройти в одном из завалов около 10 метров новых ходов. Кроме того, были попытки провести раскопки на дне пещеры, на глубине 45 метров, однако ввиду отсутствия штыковой лопаты эти работы отложили на будущее. 

Примечательным местом пещеры является нижний грот, полный самых разнообразных косточек, большая часть которых уже давно и прочно вросла в натечку. Пока часть группы занималась разглядыванием бренных останков («птеродактили, иначе быть не может!»), Юля с Андреем заприметили кусок косточки под толстым слоем спрессованной глины и уже вовсю откапывали оттуда медвежий череп.

Итак, медвежья тема продолжилась – если вчера мы просто слышали треск и сами себя напугали рассказами о встречах с лесным хозяином, то уже сегодня держали в руках его клыкастые челюсти и обсуждали размер и возраст находки. Оставив право выносить вердикты палеозоологам, мы детально сфотографировали находку и оставили череп в пещере, поскольку попытка вынести его сейчас на поверхность грозила его разрушением.

Что бывает, если копнуть чуть глубже. Фото Юлии Устиновой.

На обратной дороге заодно осмотрели сухой лог в районе пещеры и нашли несколько поноров, в одном из которых в боковой каменной стенке на 5 метров просматривается ход. Фактор отсутствующей лопаты снова сработал – список дел «на будущее» пополнился еще одним пунктом.

Ну а вечером наконец-то приехала оставшаяся часть команды. Улыбающийся Паша между делом спросил нас, умеем ли мы готовить дичь, а то он в Ивделе путевку оформил и ночью в лесу рябчиков настрелял. Мы с Юлей похихикали над ним, но тут наш добытчик протянул нам коробку с тремя представителями, гм, рябчиков… Вечер переставал быть томным :)

 ***

ГЛАВА 2,

в которой рассказывается о вредности девятого члена группы, о том, как Паша-охотник едва не стал рыбаком, а также о том, как покорить сердца топосъемщиц

 Поскольку из-за обильных сентябрьских дождей вода в Вижае сильно поднялась, заброску к пещере отложили на утро 20-ого сентября, чтобы переезжать реку в светлое время суток. Утром, несмотря на все сомнения, река была успешно преодолена на шишиге под управлением Володи Черноскутова, а экспедиция доставлена к местам работы.

В этот же день подводники решили нырять, чтобы не терять времени даром. Пока мы с Юлей озадаченно вертели в руках оперенную добычу, мужчины занялись навешиванием грузовой веревки для спуска подводного снаряжения в шахту.

Весь день шел нудный выматывающий мелкий дождь. Влажным было все – снаряжение, одежда, комбезы и веревка. С учетом продолжительности работ по навешиванию веревок и спуска снаряжения, к моменту работы непосредственно в пещере почти все участники в той или иной степени были похожи на мокрых нахохлившихся воробьев.

 Но дождь – не та причина, которая может заставить спелеологов и дайверов прекратить работы или пытаться сделать их по принципу «и так сойдет!». В этот выезд над пещерой для крепления грузовой навески натянули стальной оцинкованный трос. Примерно в два часа дня начали спускать груз, параллельно спускались участники группы. В четыре часа дня подводники вместе с грузом были на берегу подземного озера, а бОльшая часть спелеологов отправилась в ход Северное Сияние для определения мест последующих работ по топосъемке и раскопкам.

Еще на походах к озеру стало понятно, что на безмятежные подводные прогулки рассчитывать не стоит – уровень воды стоял небывалый! Там, где раньше были сухие расщелины меж камней, сейчас тихо плескалась вода. Максим с Пашей спокойно и сосредоточенно начали готовиться к погружению в воду, видимость в которой составляла не более одного метра. Планы пришлось корректировать на месте: ввиду очень плохой видимости было решено бросить основные силы на подводную топосъемку и уточнение азимутов.

Подготовка. Фото Юлии Устиновой

В подводном продолжении пещеры Максим и Паша прошли по ходовому концу, ранее проложенному по периметру грота им. Владимира Киселева, и сделали замеры азимутов. Длина этих участков ходовика уже была известна с предыдущих выездов, поэтому новые данные позволят получить более точную конфигурацию подводного грота. Параллельно с топосъемкой велась видеосъемка работ на камеру GoPro.

Конечно, временами условия работы кажутся совсем нетерпимыми, но в любой ситуации есть своя выгода. Так, интересное наблюдение было сделано в дальней части подводного грота вблизи входа в боковой каньон. В этой части подводного царства дайверами был замечен приток свежей воды, а общая видимость в этой области увеличилась до 2—3 метров. По-видимому, именно в этом районе следует искать продолжение подводной части. Погружение дайверов длилось ровно час.

В это время вторая половина группы осматривала ходы системы Северного сияния, найденного в ноябре 2015 года. В ходе работ было предпринято несколько попыток заблудиться и застрять. К счастью, попытки не увенчались успехом, поэтому к 10 часам вечера большая часть груза и все спелеологи были на поверхности. Оставили на утро мы только спарку, поскольку первая же попытка ее поднять закончилась оборванной лямкой спарки и весьма печальным взглядом ее владельца.

А на ужин у нас были рябчики, тушеные с грибами, приготовленные на углях таежного костра. И в этот раз ради разнообразия – даже без дождя. 

Азия, Абхазия… нас и тут неплохо кормят! Фото Юлии Устиновой.

Утром следующего дня наша группа вновь разбилась по интересам: Андрей с Олегом, вооружившись лопатами и шоколадками, ушли заниматься подземным ландшафтом и дизайном, а оставшаяся группа задумала поднять девятого участника – спарку – наверх. И вот тут стало понятно, насколько мудрым решением было оставить спарку внизу вечером. Примерно столько же времени, сколько у нас ушло на подъем всего остального оборудования, в этот раз у нас ушло только на нее. Раз пять спарка пыталась зацепиться, путалась в навеске, накручивала на себя спусковую веревку – в общем, устраивала всяческие диверсии и испытывала наше терпение. Но насколько вредной она была, настолько же упрямыми были люди наверху, и в конечном итоге победила ловкость и сила рук спелеологов.

Поскольку подводники рассудили, что в Таежной в таких условиях они уже сделали все, что могли, и даже чуть больше, планы опять подверглись пересмотру. В итоге дайверы вместе с Женей Цурихиным пошли смотреть крупный источник в пещере Бриз, где в 2009 году уже ныряли Владимир Топунов, Дмитрий Осипов, Юрий Базилевский и Валерий Халтурин, однако четкого описания подводной части пещеры составлено не было.

Несмотря на то, что вода в источнике сильно поднялась, она была прозрачной. Паша Ковалев совершил два погружения в Бриз с одним баллоном, поставил новый ходовик (на удивление, с 2009 года все еще держался старый) и провел видеосъемку подводной части пещеры. Ее длина составила 20 м, глубина – 11,5 м, а общая длина пещеры с сухой частью превысила 50 м.

Погружение в Бриз. Фото Максима Козионова

Что интересно, вода в Бризе была прозрачной, не в пример озеру Таежной, хотя находятся пещеры совсем рядом – правда, на разных берегах. Это свидетельствует о том, что в Бризе разгружается не вижайская вода, а, предположительно, вода водосборной долины реки Черной. Кроме того, по рассказам Паши, в пещере плавают налимы. Правда, доказательств на нашу сковороду представлено не было :)

А в это же время группа в составе меня, Юли и Кости проводила топосъемку сухих ходов Таежной пещеры в системе Северное Сияние и в Заозерной части. По результатам работ длина пещеры возросла до 1914 метров. Кроме того, вместе в Андреем и Олегом были найдены и отмечены на карте места, перспективные для дальнейших работ и раскопок. В одном из таких ходов Северного сияния, который, как показала 3d-модель пещеры, находится всего в 11 метрах от Заозерной части, обнаружена сильная тяга воздуха и следы летучих мышей.

Кроме того, в этот же день в пещере были расставлены реперные таблички, в очень сжатые сроки подготовленные Калабиным Пашей, за что ему и спасибо.

Примерно в районе обеда Андрей Рублев и Олег Панов закончили работы под землей, собрались и отплыли от места стоянки на надувной лодке на базу Вижай, а вечером этого же дня выехали в Екатеринбург.

Много позже озябшая группа топосъемки в лице двух девушек и Кости поняла, что пора сворачивать работы и идти наверх готовить ужин.

Я выходила последней, и когда поднялась из пещеры – засомневалась в реальности происходящего и адекватности своего восприятия. У костра над уже готовым наваристым борщом (!) колдовал Максим, за столом, накрытым скатертью (!!), Женя и Паша при свете десятка расставленных свечей (!!!) нарезали хлеб и чеснок, заваривали чай и готовили наши тарелки к ужину.

Ребята оставили в секрете, почему они так долго скрывали свои кулинарные навыки и откуда в них столько романтики :) Позже были песни у костра и долгие разговоры. Уверена, без песен и борща не случилось бы чудес последующих открытий.

 ***

ГЛАВА 3,

в которой повествуется о седом Урале, дрейфующих предметах и о том, как пещера назвала сама себя

Песни у костра оказались настолько хороши, что наши подводные друзья решили задержаться с нами еще на день. Поэтому 22-ого сентября было решено совместно совершить прогулку по берегам Вижая, пользуясь затишьем в дожде, а заодно внимательно осмотреть скалы в районе Царских Врат, которые осматривали до этого только один раз – в сентябре 2009 года.

Дальнейшие перспективы были туманны: либо оставаться на прежнем месте и продолжать работы в Таежной, либо срываться с насиженного места и идти сплавляться по соседней речке Северной Тошемке.

Оставив все решения на будущее, мы отправились до живописных Царских врат. Места там хороши! Рядом с вратами нашлась небольшая, но очень уютная пещерка, а также довольно большое количество ниш-берлог длиной 5—10 метров.

Пещерное око. Фото Юлии Устиновой

На душе царило умиротворение, город наконец-то начал отпускать свои цепкие лапки от наших мыслей и чувств, а ощущение вечной гонки потихоньку сходило на нет под звуки охотничьего варгана и пение птиц.

И камлания с варганом возле Царских Врат не прошли даром! В этот раз в зоне нашей работы был участок скал, который Женя раннее не осматривал, но вспомнил, что Игорь Лавров рассказывал ему про пещеру с двумя нишами на этом берегу. Вообще нашей целью была пещера Рельефная с характерным почти азиатским меандром, но дорога к Рельефной пролегала вдоль того самого участка скал.

Конечно, по дороге нашлась пещера, описанная Игорем, куда мы и зашли, по ошибке и незнанию спутав ее с Рельефной. Впрочем, ошибка обнаружилась очень быстро – во входном гроте пещеры лежал ледник. Да и вообще, стоит отметить, в ней было очень и очень свежо, а из одной из узких щелей прямо-таки дуло!

Эта щель и стала объектом нашего самого пристального внимания: она была узкой, вертикальной и высокой. Но стоило к моему росту добавить всего-ничего – высоту Жениных плечей, – как наверху нашлось расширение, в которое можно было пройти спелеологу любой комплекции. Недолго думая, мы туда и прошли. За щелью оказался небольшой высокий грот, под потолком которого налево уходил ход. Воспользовавшись ростом Жени и удачно захваченными веревкой и жумаром, пятиметровый уступ был взят. К тому времени уже было понятно, что эта часть – совершенно новая. А ветер в основном ходу давал надежду, что нового впереди будет еще очень много.

Как-то так получилось, что первопроходцем в этот раз отправили меня (с условием «до первого препятствия»). Основной коридор представлял собой довольно широкий меандр, по мере прохождения которого встретились колодец, пройденный в распоре, а также временно проигнорированные восходящие и боковые ходы. В конце меандра оказался грот с восходящим завалом, в дальней верхней части которого проглядывалась таинственная дырка моего калибра. Посовещавшись, мы решили пройти и это препятствие, поэтому спустя пару минут я уже сидела наверху и, не дыша, расчищала дорогу от неприлично живых камней. Впрочем, без суеты и спешки завал проходился нормально, поэтому вскоре я оказалась в довольно большом гроте, где справа уходил вниз десятиметровый колодец, а слева из щели, аналогичной входной, задувал ветер.

Увы, пора было и честь знать – в одного не хотелось проходить ни одно из предложенных препятствий, так что пришлось вернуться на поверхность и с восторгом рассказать ожидавшим нас дайверам о новой пещере. В целом по меандру в день открытия нам удалось пройти более 60 метров.

Пока мы переодевались, Паша долго и задумчиво смотрел на стену пещеры и периодически переводил взгляд на мою футболку с принтом медведя. А после глубокомысленно изрек: «Да это же Умка! Вы что, не видите?». И вот тут все встало на свои места: натек на стене пещеры оказался удивительно похож на мордочку белого медвежонка, да и где еще жить Умке, как не в большой ледяной берлоге на севере? J Название было принято единогласно! Ну а после Умки в этот день мы посетили Рельефную пещеру, которая располагалась буквально за углом, отметив в ней перспективные места, потенциально ведущие к соединению с Умкой.

Доказательство. Фото Павла Ковалева

В конце такого насыщенного дня мы продолжили уже традиционные посиделки с гитарой под шипение жарящихся рябчиков с лисичками. Вечером стало совершенно ясно, что наши планы относительно завершающих двух дней экспедиции изменились: вместо сплава по участку реки Северная Тошемка, нам предстояло исследовать новую пещеру. Ура! Особенно вдохновлял тот факт, что Умка – первая с 2009 года крупная пещера, найденная на реке Вижай.

Утром 23-ого сентября Володя Черноскутов отвез подводников со снаряжением на базу, нас осталось четверо. Весь день мы провели в Умке. После навешивания веревок на тех участках, где еще вчера мы все втроем бежали, как с цепи сорвавшись (а сегодня было уже боязно), начали топосъемку пещеры, попутно заглядывая в разветвления.

Через одно из них после разбора завала удалось попасть в крупный грот. Как показало дальнейшее совмещение топосъемок пещер Умка и Рельефной, именно ход в дальней части этого грота ближе всего подходит к Рельефной пещере. Длина отснятой части пещеры Умка превысила 200 м, амплитуда – составила 28 м. Также еще в нескольких местах был обнаружен лед.

Работать в пещере в это время года было некомфортно – очень мокро и холодно. Дальний грот вообще было решено назвать гротом дрейфующих вещей, поскольку за 10 минут мы умудрились уронить там в завал фонарик, несколько раз КПК (спасибо Александру Рольщикову за защитные чехлы, это очень важно!), стилус и жумар. Умка с нами играл, не иначе! В общем, выбежали мы в конце дня из пещеры с не меньшим энтузиазмом, чем в день открытия в нее забегали.

Ну а на следующий день одна двойка спелеологов занималась подземной фотосъемкой, а вторая обследовала участок плато в районе дороги на Верхний Вижай. На этом участке были найдены ранее неизвестные провалы, на каменном дне одного из которых отмечена тяга воздуха. В четыре часа дня вся группа на двух лодках отплыла по реке Вижай и в районе семи вечера была уже на Вижайской базе.

На следующий день, 25-ого сентября, все еще живя в режиме спонтанного планирования, мы решили, наконец, осмотреть скалы на вершине горы Тамуньер, в 10 км от Вижайской базы. Это место также известно, как Каменный город, но в отличие от одноименного пермского объекта, наш Каменный город мало хожен и находится в стороне от популярных троп.

Сильный туман в этот день скрывал лес и близлежащие скалы, но вместе с тем придавал этим местам таинственность и загадочность. Седому Уралу на редкость к лицу туман, морось и огненная рябина на склонах древних гор!

Не в силах остановиться и оттягивая неизбежное возвращение в суетный город, в этот же день мы еще два часа провели на реке Каква, отбирая пробы воды и грунта для НИИ аквакультуры и биоресурсов. Погода к этому времени совсем наладилась и заиграла всеми красками бабьего лета.

 ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.

Мне очень хотелось в этот раз рассказать о поездке лаконично и без лишних деталей, но как только погружаешься в воспоминания об этом калейдоскопе событий, людей и поступков, словно теряешь над собой контроль – хочется поведать сразу обо всем, ведь все это – каждая деталь – неизмеримо важны!

Как в калейдоскопе каждая деталь мозаики лежит на своем месте, так и в жизни каждый человек, событие и даже погодные явления плетут свой единый узор на канве вселенной. И каждый день, проходя немыслимое количество незаметных (или заметных) точек бифуркации, человек творит общую историю. И тогда все вместе – люди, отсутствие дождя, слегка измененный маршрут – выливаются в, казалось бы, случайное, но на самом деле вполне оправданное открытие.

Такое, как открытие большой пещеры на малоисследованном перспективном берегу реки, вселяющее надежду на новые большие объемы и новые большие экспедиции! Синергетика в действии :)

Undeground. Фото Юлии Устиновой